Ййййй




 

 

 

 

          ПРЕДЧУВСТВИЕ  БОГА.

 

 

На бесконечной времени равнине

едва заметный малый интервал,

там углерода возомнивший вал

сообразил подвижные  картины

 

Бегущая   волна,  и репа, и народ,

неспешный путь,  растения и  лица,

Ненадолго  оставили    таблицу,

 В которой предок мудрый,  водород,

 родных частиц придумал   хоровод,

способных так удачно съединиться

во человецех, рыбах или птицех,

в любви взаимной и наоборот.

и даже  результату  удивиться.

 

   волна через мгновенье  повторится,

прелестный   способ наполнения пустот

очередной случайный   эпизод

и новые задумчивые лица.

 

 *  *  *

Есть в бесконечнейшем  ничто

Едва приметное смущенье,

Морщинка, щелочка,  смещенье

И  в это микрооткровенье

случилось  странное житье

количества соединенья

и размышленья появленье

в конце концов в пустом ничто.

 

 

закон предела не имеет,

и многих особей стада -

благоприятная среда,

где качество иное зреет.

 

вот так, случайно, наобум

во стаде возникает ум,

вредитель стаду в цельном виде,

но зреет в каждом индивиде.

и все затем, чтоб где-то там

стать новым качеством богам.

 

 

 

а дале, рассуждая строго

на обобщающем пути,

к существованью как бы Бога

логично радостно прийти.

 

За  это как бы не в обиде

На нас Всевышний никогда –

Ему нас не дано увидеть,

Как нам микроба иногда.

 

Средь Его Божеских забот

Он нас с тобой воспринимает,

Как  мы по Бору водород,

Который нас,  наоборот,

  взаимно тоже понимает.

 .

 

 

.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

     

 

 

                    10  КЛАCC

 

Мы  небо,  млея,  наблюдали вместе

До  пробужденья  солнечного  дня,

И одноклассницы  убогого предместья

Внимали с обожаннием меня.

 

 

«сей хоровод  живой,  способен    думать,

Влачит  проблем  космических клубок!..»

Не знал, смущая слушательниц юных,

Сколь тезис легкомысленный   глубок.

 

Средь сыроежек-грудок и косичек

Вполне   полумогуч был   разум мой

Для обольщенья –

                          «коллектив  частичек

Волнует  то, чего нет у одной. 

 

 

Пчелиный рой зиму перезимует ,

Одна пчела и в зной обречена.

И звезды не бессмысленно кочуют,

Надеясь  на другие времена. »

 

 

                     *  *  *

Теперь  понятна  суета Галактик,

По  ныне меркам,  беспокойства масс:

Вселенский  дурачок

           позарился на клаптик

Чужой Вселенной, дурачок- донбас.

 

Высоких дум  напрасные стремленья,

Кротовы дыры – горе от ума...

 Вселенна остановится, наверно,

Будь   ровно все, всего у всех, сполна.

 

Ей узы постоянства нестерпимы,

Ей бы  хоть  мелочь, только б  тасовать.

Дотасовалась.. из  случайной  глины

Дитя явилось. И конечно,  мать.

 

 

И что потом с умищем этим будет?

Все  уже  есть! – Себя и познавать!

Коль выпало раз в жизни наблюдать,

Понаблюди и восхищися чуду.

 

 

 

 

 

                            *  *  *

Нам представлялось  –  в небесах безлюдных

Нам навсегда   спокойный   добрый свет.

О,  среди звезд  торжественно и чудно,

Когда  шестнадцать  под звездами лет!

 

              

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                   *  *  *

               ПЛЮС   60

 

В  юны годы нам неймется -

Ну  откуда все берется?

Ныне, в зрелые года -

Все  девается куда?

 

И вот  я в этом промежутке узком,

Где каждому свое и, значит, что-то  мне.

Двое в комнате,

                             я 

                                   и    Маруська

Памятником страсти на окне.

 

Ей  наплевать, что ночь, что уже поздно,

Если не ночью, то когда же жить..

И многообещающий сей воздух,

И с каждой травкой хочется дружить.

 

Я  мыслю здесь, мне воздух не помеха,Про времени причудливую вязь,

Событий предсказующие  вехи,

  Причинно-как-бы-следственная связь.

 

 

                   *  *  *

Слезливого царя змея кусила,

 И он соседей поощрял  мечом.

Все и всегда, и многократно  было,

И  будет многократнее ещё.

 

 

 

Все меньше  удивляют   разнотравья,

Круги планет, диктующих судьбе,

 Ни хомо ум,  его безумны нравы.

Но.. нужен я кому,  ну кроме как себе?

 

Зачем,  среди пространства  и  камней,

Кому ещё  сомненья  мои в радость?

И даже   интерес меня ко мне

Кого  согреет  в мировой прохладе??

 

                          *  *  *

В масштабах  мира я  разновелик,

Я атом принуждаю моей воле,

Это  судьба,  поскольку (и доколе)

Он как бы мал,  а  я как бы велик.

 

Трагедия его  – ему, любимцу    Бора,

Источнику Вселенских  тайных сил,

Не оценить  величественность  хора

В Тангейзере, что Вагнер   сочинил.

 

 

 

Я  тоже не могу, но трепетно внимая

Сей  неземной волшебный парафраз,

Стою  безмолвно и не осушая

Слезу  неукрощаемую глаз.

 

 

Но  есть иной,   до умопомраченья

Умом велик,  не только   не скорбит,

Но игнорирует все  наши достиженья,

От Баха  до Плутоновых  орбит.

 

А выше,   на  летающей тарелке

Не представляю даже, это  я  о ком, 

Пасет, неопознанный и  немелкий,

Галактик  то ли стадо, то ли  ком!.

 

Ему тот ком  как мне тот   атом Бора

(Я ж  недоступен атома уму!), 

Ласкают  высший разум   тот, который

Сочувствует, похоже,  моему.

 

Там   Міlky Way,  чумацкая грунтовка,

 Моя звезда  желтеет в рукаве,

Круги  земные,

 суетень,

 хрущевка

(балкон,  без  лифта)

   в  Голосееве.

 

Я здесь жилец,  Маруська рядом, кошка,

Триумф  Вселенны тоже, но иной.

Ноздрей  гипнотизирует  окошко,

Интересуется весной.

 

 Нежна, доверчива, беспечна,

Как все домашние коты,

Но  нехотя попала в вечность

Строке  благодаря, где  ныне ты.

 

О ты, случайная  судьба!

 Как  важно оказаться в месте,

Где  стих и запахи окна,

И    я, такой..   а Мурка – в вечность..

 

Взмудрев, теперь не одобряю очень

 Влечений  примитивных сих,

Мне  и весною   болдинская осень

Вдогонку навевает  стих.

 

 

Увы,  я  здесь, а мог бы жить  иначе,

 Пригоден   для совсем иных программ,

Но я зачат (или, возможно, зачат),

В миру,  где правят метр и килограмм,

 

Сердечным стуком   тенькает секунда,

И тоже  правит балом со стены:

Дерзай себе, пока (или покуда)

Не все сосчитаны (или не сочтены).

 

Тем   нищ  и  прост, даже по крайней мере,

 Велик  местами, что не кстати  мне.

Полезны в  драке,  мелочь  в глубине,

Душе  обременительны размеры.

 

 

Вселенны шутка, камушкам  удача,

 Углям  среди космических  стихий.

 Людская  дурь..  прямая и иначе.

Но допустимо сочинять   стихи.

 

 

И к слову обращаюсь  снова, снова.

Пред  тем, в тарелке, стыдно и  грешно,

Бодаюсь, трудоголик, с каждым словом,

Пока не там, пока не то  оно.

 

Взгляд озабоченной морды Маруськиной,

Ветры свободы

                       в неплотном  окне,

 Мыслеисход  азиятческим   русским,

 Пусть мне простится,  лекарственны  мне.

                                                                                                                                                                                                

                                                                        2017                                                                     

 

 

 

 

                         *  *  *

И  все  ж – зачем,  средь хлада и камней,

Кому еще  сомненья  мои надо?

Ну, разве.. суета  меня во мне

Нагреет все же  темную  громаду!

 

Возможно,  это малое  кТ

Звезде  остылой  где-то  пригодится,

И вопреки судьбине, в темноте

Она как в дни младыя  возгорится,

 

 

 Поэта  вдохновит, в ночи сверкая..

И его голос  громыхнет с эстрады:

Эй, посмотрите,  кто-то зажигает!

Послушайте, кому-то  что-то надо!

 

 

 

                       *  *  *

       

С  улыбкою выдернув

                             морду с сугроба,

Лошадь ржанула,

                          хвостом махая,

вихляя задом:  и жизнь  не  плохая,

в ней  много еще, чего  ради бы чтобы!

 

 

И с нею  на морде  махнула в стойло,

С  улыбкою, т.е.,  забыли вы ежели вы.

 И вовсе  не стойло, а  ясли и песня!

И стоило жить,

                          постепенно и вежливо,

 

С нежностью млея  под звуки   Чайковского,

Клавишей ворох в ночи теребя.

С лесенкой                             

                   строчек.                     

                           Под В.  

                                  Маяковского.

                                                                                          

Или же  без.  Но тогда  под себя.

                                       31.03.2018.

 

  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*  *  *

 Причуда  странная природы –

Соченье мысли из песка,

Сомненья тщетны хороводы,

Душевной музыки тоска..

 

                                                    

Лишь  изредка печалит нота

Прозревших  минералов грудь –

Сколь примитивные заботы

Сопровождают дивный путь,

 

 

 

 

О чем бывали беспокойства

На человеческом веку.

 

Выходит, умное устройство

 Досталось, в общем, дураку. 

 

 

 

 

 

 

                    *  *  *

мне  жаль свои благополучья,

Уменья, опыт и друзей

Навек оставить, да затей

В дела грядущи многокучье, –

 

   В иных мирах иной мираж,

Ины заботы,  удивленья,

Доступные воображенью,

Дозволенному  в тех мирах.

 

 

 

                  *  *  * 

В своих пределах все миры

Чудны  в пределах пониманья,

Но  мнимое очарованье

Нас  тешит лишь до той поры,

 

Когда   сравнение миров

Рождает горькое сомненье.

Но –

           в одну сторону движенье

распоряжением богов:

 

Во избежанье больших бед

Между мирами связи нет.

 

 

 

..Кроме надуманной одной,

Во примитивны представленья

 Вселяющей в умы покой.

 

 

Так должное исчезновенье

Средь временных и вечных средь

Пусть не смутит: мы продолженье

Чего-то стоящего впредь

 

 

 

 

 

 

.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

       МАЗУРКА НА ГРАБЛЯХ

 

 

                      Придется  смириться с мыслью, что

                    я умнее всех.   Лёвушка, 14 лет, дневник.

 

Граф  Толстой  любил пашню и слово,

Не любя рифмосложество только:

– Это ж как  сапогом керзовым

Выкаблучивать  на поле польку,

 

Как в Ла Скала дискантом тонким

Ублажаать   итальянцев  Муркой.

Это – красить траву зеленкой

И за плугом  шагать  мазуркой.

 

Про зеленку, керзу  и  урку,

В свете классика нежась сурово,

 Это я.   А про плуг и мазурку –

Лично классик, бывало.  Лёва.

 

И годами  уже

                   ближе к сотне я,

От  полста  отмахав

                          ещё более,

Я на добрую  сотню моложее,

Современнее, значит, Лёвы  я.

                        

 

Но  как младший по цеху, наивен я,

Как трибун-горлапан

                            глуповат.

Для кого моя

                     радость  керзовая,

Кроме тех,

                    на кого наплевать?.

 

 

Кроме тех, кто, давясь зевотой,

задремали, в строку  сопя,

Со своею кормящей  заботой –

Глубочей   утопить, топя..

 

 

Ищу слово  зачем,

                           чего  ради я,

Что ж такое   оно, 

              в чём  и смысла  нет,

если  трудно,

                     как добыча радия,

А добыча – мазуркин след..

 

 

 

Я собою весь мир меряю,

Будет праздник на нашей  улице!

Слову радуюсь, тихо  веруя –

Не один я такая умница

 

Среди зверинца, где калеки,

Где правит первобытна шерсть,

В родной палате  номер шесть,

Где  пациенты все.

 И лекарь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                           *  *  *

 

Не подобает музе рассужденье,

А   логике кудрявая строка.

 

 

Поэт  не убывает  заблужденья,

Пока резвится  рифма и пока,

Заметно совершенствуясь, строка

Хаос венчает, плод  воображенья.

 

Томителен  избыток  рассуждений.

Для  мысли – легкомыслен лик строки.

А мне при очевидном  наслажденьи

И в рассужденьях слышатся стихи.

 

 

   Из  глыби  ночи тайной,   изнутри,

 И вдруг  строка,  великолепна просто!

И  чую, рядом и другие  три,

Готовы прозвучать   мудро  и  остро.

 

 

И закипают памятью  мозги,

Кому-то ночь,  мне   откровенья  ночи..

Я вспоминаю вас,  друзья,  враги,

И остальных,  которые не очень.

 

Но  мне зачем?

Творцу полезно,  Богу:

Глядя на хомо,  запил  бы с тоски.

Ну  был бы еж, и уж  пускай бы побыл.

Но  не дай бог  –  умней чего трески..

 

Свой краткий миг воспеть бы как сверчок,

Познать  Вселенну, вылечить бы вавку.

..Свинец добудет, выкует стрелявку,

 Убьет соседа, умный дурачок.

 

 

Вредны поэту, видно, рассужденья,

Как  логику – кудрявая строка.

Но омрачает душу   безвременье,

Когда жирует время дурака.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

      

И слова страх,

      и страх  пошевелиться

 

 

           о, как я поздно понял, зачем я сущуствую.   Д.Самойлов

Былое,   в мыслях воскресая  снова,

Щадя, не омрачая   дней,

Находит  оправдующее слово

Безмерной глупоте своей.

 

Ранит виденье глубже и сильней,

Чем для него придуманное слово.

 

 

Как  трудно дать название стиху,

Из них и лучший плоское виденье,  

Убогое  со звуком  единенье.

Я не могу  именоваать строку.

 

 

 

И в памяти моей не имена,

Видения, отметины,   картины.

Так   жизнь  неповторима и одна,

Но что вам скажет, будь у нее  имя..

 

 

Нет,   я не стану  имя вспоминать,

Оно случилось в годы молодые.

Нет  нужды всуе  звуком отличать,

Среди других,  которые другие.

 

 

                  *  *  *

Мне много лет, я знаю грудь,

Бесстыдный зов влеченья тела.

 А в той не вышло утонуть,

 Ни  прикоснуться неумело.

 

 Но..   та слеза, и те глаза –

Были со мной в моем далеком.

Не  вымолвить, не выплакать

Теперь печали одинокой.

 

В чего-то вяло ждущей жизни

Случилось  то  единый раз,

А  взгляд бездонный

                              влажных  глаз

Cо мной  теперь до самой тризны,

 

Переплетенье

            волшебства и страха,

И рвущий естество вопрос,

И мысли путающий запах

От просто сереньких волос..

 

Вселенна фантастично непроста

Звала привычно в тайну окунуться,

Не дозвалась.  И стала  жизнь  пуста,

И нет в ней той, с кем хочется проснуться.

 

Лишь  взгляд  остался,  в уголке слеза,

У губ морщинка, видимая еле,

Напрасная возвышенность на теле

И туга бесконечная в глазах.

 

 

 И не утешить,  и не позвонить,

Теперь  возможно только  помнить.

Невечный след  о тихих,  скромных,

Напрасных сожалений рвущаяся нить.

 

 

                        *

Как словом, звуком изъявить

Страдание души тревожной,

Тоску душевну объяснить

Какой материей возможно?

 

 

Как  с  этим нестерпимым  жить.

Доска. Тупик.  Невозвратимость.

Не позабыть-переступить.

Мысль, изворотливая нить –

Мы   пыль звезды,

И боль, и свет, и  зимность.

 

 

                        *  *  *

Мы временный  продукт и вечное сырье

Вселенны постоянного сомненья,

И совершенство высшее  ее,

Но.. нет вершин без темноты  ущелья,

 

 

 

И..   чудо есть

               девических ланит,

Не тех, что были, но  одной единой.

Увы,  и  боль.

     Не та, когда  болит,

А та, когда она невыносима.

 

 

Я знаю быт – неспешно приземлит,

Случись им сбыться, запоздалы грёзы.

Триада вечна,   розы-грозы-слёзы,

Блюдя черёдность,  дни заполонит.

 

Даже случится   встреча в небесах

И этот взгляд, превыше знака слова, –

Отмеренная на людских весах,

Людская дурь восторжествует снова..

 

 

                     *  *  *

Да, много пожил,  многое  забыл,

Но знаю – что-то главное нарушил,

Оно  теперь, при неизбытке сил,

Виски сжимая,   согревает душу.

 

 

 

 

 

Пускай  теперь,  с вершины многих  дней,

Былое,  снова воскресая,  снова

Безмерной глупоте своей

Находит  оправддующее слово –

 

 

Но   помню миг единственного  дня,

И место на Земле, навек едино,

Слезу, морщинку,  откровенный взгляд,

Такой мне навсегда необходимый.

 

 

 ..Вселенна,

      и частица, и волна,

Достигла совершенства как причина,

 Однажды посмотрела на тебя,

А ты забыл запомнить её  имя.

 

 

 

 

                 *  *  *

Светла  моя о вас, о тихих, скромных,

Воспоминаний призрачная  нить.

Все меньше тех, кто может вспомнить,

Все больше тех, кому не позвонить.

 

                                             2016

 

 

 

 

 

                             *  *  *

Мы  небо, млея,  наблюдали вместе

До  пробужденья  солнечного  дня,

И одноклассницы  убогого предместья

Внимали с обожаннием меня.

 

 

Казалось нам  –  там, в небесах волшебных,

Навеки  нам – разумный  добрый свет.

    В   шестнадцать лишь под небесами лет

Бывает в небесах  доверчиво и чудно! 

 

 

 

 

 

 

 

 

                         *  *  *

 

 

                                        

 

 

 

УЧЕНИЦА

О возраст осени..   С.Е.

 Несовершенен,  неумён и злобен,

Мир  не для тех, кем видишься мне ты.

Как много  должно измениться,   чтобы  

Не огорчались  гения черты.

 

Но полноте. 

Печальна  мысль моя,

 Превозмогает  память о  блаженстве.

Сумеет кто так  распознать,  как я,

Дарованное Богом  совершенство?    

                                                      Июль 2016

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                             

              ВОСПОМИНОНИЕ

 

              Тот поцелуй, дарованный тобой.. Б.Е.,  1820

 

Время призвано разум обидеть.

Их  совместность   

Жестокий просчет.

Я и мог бы тебя не увидеть,

И,  не дай Бог,  увидеть еще.

 

 

 

                  *  *  *                          *                                                        

Во  глыби  дней затерянный  сонет,

А  все  до невозможности  похоже.

Строка древней меня  на двести лет,

А  ты.. на полстолетия моложе.

 

 

Кто виноват – щекастая Луна,

Светилы  в безоответственном  круженьи?  –

Родиться  угораздило меня,

А дедушка твой..  пребывал в сомненьи.

 

 

                     *  *  *

Зачем-то нам  в далеком небытье

Задуман нерв, несущий наслажденье.

Черёд минуя многих  поколений,

Напомнил назначение свое.

 

 

Трагична прелесть  множественных лет –

От  каждого и шрамы, и отметины.

Но любы  кольца годовые,  вмятины

Иной нелегкомысленной листве.

 

 

То ль  не встречался в поле свежий ветр,

Иль  там не поле, серая пустыня,

Иль  годы – не сверкающий, но свет,

Расвета совершенного  средина..

 

 

 

Так сложен мир – разбег, туман,  роса,

Раздумины,  звериное  блаженство –

Чтобы  однажды  посмотреть в глаза,

В которых ты – вершина совершенства.

 

 

Из   глыби  пробудившийся сюжет,

Лишь  умопомрачением ведомый..

Небесный дар – вне совпаденья лет,

Но  в неземном предчувствии  истомы.

 

 

 

 

Твой каждый штрих мне кажется тобой,

Все естество мое переполняя.

Так  бесконечности, живущие в одной,

Всё  ту же  бесконечность означают.

                            *   *  *

 

Уж  было, было.   Много  лет назад.

И  вот мне  кажется, оно случилось снова.

Так  хочется 

                            смотреть твои глаза,

Не шевелясь, не оскорбляя  словом,

 

 

Ладонью тронуть очень твой висок,

Забыть  слова,  приличия и нравы,

Поправить непослушный волосок,

Ну просто,  чтобы что-нибудь поправить,

 

 

Ничто не изменив, не пожелав ничто,

Ни  миг остановить, ни мига продлеванье.

 Но только б это было, только то,

Что никогда не обретет  названья.

 

 

Уткнуться  в плоть  недумающим  лбом,

 Слабеющую  ощутив  опору..

Мгновенья   ради я и был рожден

В неподходящую, и слава Богу! – пору.

 

 

 

 

                     *  *  *

 Сей  завиток  весь  кажется  тобой,

 Сей  неслух малый  разум разметает.

Так  мотылек  невдумчивым крылом

В  Бразилии цунами  зарождает .

 

Время призвано разум обидеть,

Но  вмешался  бразильский  сверчок..

А ведь  мог бы тебя не увидеть

И,  не дай Бог,  увидеть еще.                        15.09.2016

 

                         

        …Преследует мое воображенье.

        И в шуме дня, и в тишине ночной

        Я чувствую его напечатленье.            Б.Е.

 

 

 

 

 

 

 

                  *  *  *                        *  *  *

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                        *  *  *

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

       ПУТАНИЦА ОДНАКО

 

То ли это ты мне кажешься,

то ли это я тебе кажусь...     ВВ

 

Груда  мира,

И где-то там скраю  

Две  ничтожные горсти.

В нём  гость,

удивляясь,

                     ину наблюдаю,

Наблюдающий,  

              главная горсть.

 А вне этой  понятной картинки,

Некто грустный, вотще невзначай

Наблюдает –

               кружатся чаинки

И дымит остывающий чай.

                                      

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДАЛИ -ПОПЕРЕДНЯ КОПИЯ

 

                    10  КЛАCC

 



Обновлен 18 мая 2018. Создан 28 мар 2017



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
 
google_ad_client